Прислать видео

Статьи

"А у нас во дворе": песня о покорителях Севера превратилась в любовную историю

06.03 18:00

"Тайны нашей эстрады": "А у нас во дворе". Странная судьба многосерийной песни

У композитора Аркадия Островского было определенное видение новой песни. Он попросил поэта Льва Ошанина написать стихи об освоителях Севера. Но мастер слова услышал в новой мелодии другую историю.

Поэт Лев Ошанин, которого композитор Аркадий Островский пригласил послушать новую мелодию, понимал: работа простой не будет.

Они были разными людьми. Аркадий Ильич – импульсивный, порывистый. Лев Иванович – более спокойный, размеренный. Обычно Островский всегда сам сочинял мелодический рисунок, а потом поэт на эту музыку писал стихи. Это Ошанин очень не любил, он считал себя загнанным в жесткие рамки.
Марина Арвели
историк эстрады, журналист

Порой композитор диктовал даже тему будущей песни. На этот раз Островский заявил: должна быть история сильного человека, покорителя Севера, которому на зимовке помогает выжить некое лирическое воспоминание. Ошанин категорически не согласился.

Островский был ошарашен тем, что они долго говорили и музицировали, а получилось, что эта песня вообще непонятно о чем. Это просто любовная лирика. Но тем не менее, между ними было доверие.
Александр Левшин
певец, режиссер, заслуженный артист РФ

Так, вместо еще одной суровой песни о строителях коммунизма авторы написали почти дворовую балладу о любви и озадачились тем, кому доверить ее исполнение.

Нашли сразу двух кандидатов, каждый из них пел проникновенно и с пылом. Но авторы представляли героя композиции лопоухим парнишкой, который только входит во взрослую жизнь, и зрелые исполнители с этим образом не вязались.

Тогда Островский вспомнил про настырного молодого человека, который одно время изрядно ему надоедал. Его звали Иосиф Кобзон. Настойчивый вокалист буквально осаждал композитора. Супруга Островского, уставшая отваживать певца, сказала мужу, чтобы он наконец с ним поговорил. Тогда тот доверил энергичному артисту несколько творений.

Когда дело дошло до песни "А у нас во дворе", Кобзон не обрадовался: ему показалась эта история очень примитивной. Однако отказаться от такого предложения он не мог.