Прислать видео

Статьи

Песня Окуджавы и Шварца о "госпоже удаче" спасла фильм "Белое солнце пустыни"

30.01 16:00

"Звезды советского экрана": музыка Исаака Шварца в кино

Фильм Владимира Мотыля рисковал остаться на полке, пока композицию главного героя "Ваше благородие, госпожа удача" не оценил генсек Леонид Брежнев.

В конце 60-х Владимир Мотыль пришел к давнему знакомому и поэту Булату Окуджаве. Режиссер был в поисках строк для будущей песни, которую в картине "Белое солнце пустыни" споет принципиальный таможенник Верещагин в исполнении Павла Луспекаева. В черновиках барда Мотыль обнаружил еще неоконченное стихотворение конца 40-х "Ваше благородие, госпожа удача" и пришел в восторг.

Соавтором Окуджавы выступил композитор Исаак Шварц. В спектакле ленинградского БДТ "Не склонившие головы" Луспекаев уже исполнял песню Шварца в негритянской манере "Уехал мой Сэмми". Композитор просто обожал актера и был его сердечным другом. Музыку к стихам Окуджавы он писал специально под артиста.

Картина попала под раздачу цензоров еще на этапе съемок. Режиссера отлучали от работы на четыре месяца, однако других желающих закончить фильм не нашлось, и Мотыль вернулся в проект. В ленту то и дело вносили правки и отказывались принимать готовый материал. Киноначальство обвиняло создателя в профнепригодности, а его детище называли "чересчур романтичным".

Неожиданно спасение пришло от генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, который был заядлым киноманом. Особую страсть он испытывал к американским вестернам. Под это дело на даче генсека даже оборудовали настоящий кинотеатр. В тот день Брежневу не успели подвести новую порцию фильмов.

Подчиненные попытались выкрутиться из щекотливой ситуации и вместо новинок отправили "Белое солнце пустыни". Композиция Окуджавы и Шварца настолько запала генсеку в душу, что он тут же поинтересовался в Госкино, почему фильм еще не в прокате. После этого препятствовать картине было невозможно, и вскоре она вышла на экраны.

Из-за тяжелой травмы в годы Великой Отечественной войны Луспекаеву ампутировали части стоп. Съемки в фильме дались артисту с огромным трудом. Пронзительная композиция послужила прощальным подарком Шварца актеру, который не дожил до премьеры.

Песня о "госпоже удаче" стала настоящим лейтмотивом картины. Позднее Окуджава признавался, что считает ее самой удачной из своих кинематографических песен.