Прислать видео

Статьи

Магомаев получил запредельный гонорар и стал фигурантом уголовного дела

28.11.2023 10:00

"Тайны нашей эстрады": "Мы на чертовом крутились колесе...". Магомаев в шаге от тюрьмы

Певец Муслим Магомаев был законопослушным гражданином, но однажды после концерта в Ростове-на-Дону им заинтересовался отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности – ОБХСС.

Ростовская филармония работала в убыток, а местному казачьему хору даже не на что было сшить концертные костюмы. Чтобы пополнить бюджет, учреждение устроило так называемый фондовый концерт, на который пригласили Магомаева.

Артист пел перед почти 50 тысячами зрителей. Магомаев отработал не одно отделение, как планировалось, а провел на сцене больше двух часов. Поэтому руководство филармонии заплатило ему тройную ставку. Причем, свои 600 рублей он получил не в московской кассе, как это обычно происходило, а наличными после концерта.

Магомаева уверяли, что сумма согласована со всеми инстанциями. За гонорар он расписался в отчетных документах. Но вскоре на гастролях в Париже певец узнал, что теперь он фигурант уголовного дела. Местный агент предложил ему остаться во Франции навсегда, чтобы избежать неприятностей в СССР. Но артист не представлял жизни вдали от родины. Да и понимал, что своим бегством скомпрометирует оставшихся в Советском Союзе родственников.

Дома Магомаева ждали разбирательства с ОБХСС. Однако расследование показало, что певец не имел отношения к делам Ростовской филармонии. Магомаев чудом не угодил в тюрьму, но наказание все же последовало: ему запретили выступать на радио и телевидении и гастролировать за пределами родного Азербайджана.

Вынужденный перерыв в эстрадной деятельности артист использовал по максимуму и поступил в консерваторию.

Вскоре его неприятности закончились. Председатель КГБ Юрий Андропов попросил министра культуры Екатерину Фурцеву, чтобы Магомаев выступил на юбилее КГБ. Чиновница ответила, что у певца запрет на работу. Андропов сказал: "Странно, у нас к нему ничего нет". Руководитель самого грозного государственного органа одной репликой вернул артиста на сцену.