Прислать видео

Статьи

"Невероятно сложная Офелия": юной Вертинской не давалась роль в "Гамлете"

03.02 13:00

"Звезды советского экрана": "Гамлет"

Режиссер картины Григорий Козинцев серьезно рисковал, утверждая на роль Офелии малоопытную Анастасию Вертинскую. На съемках девушка не могла побороть волнение, поэтому порой не справлялась даже с простыми задачами.

Приглашение юной Анастасии Вертинской в картину Григория Козинцева "Гамлет" на весьма сложную роль Офелии мало кого удивило. Ведь накануне девушка успешно дебютировала в лентах "Алые паруса" и "Человек-амфибия" и стала кинозвездой.

Однако прежде Вертинская играла почти безмолвных героинь, поэтому роли ей доставались в первую очередь благодаря яркой внешности и подходящему возрасту. Коллеги Козинцева сомневались в кандидатуре начинающей актрисы, но режиссер понимал, ради чего идет на риск.

Козинцеву было важно какое-то инородное происхождение, некая другая манера говорить, вести себя. В Вертинской, конечно, все это присутствовало с лихвой.
Андрей Апостолов
кинокритик, киновед

На площадке Анастасии и впрямь пришлось пройти через серьезные испытания. Сцену смерти ее героини снимали поздней осенью, когда температура не превышала 10 градусов. Создателю ленты рекомендовали перенести съемки в павильон, но Козинцев не мог оказаться от уже выстроенного кадра. Заставлять артистку ложиться в ледяную воду режиссер тоже не мог. Но смелая Вертинская не побоялась простудиться и выбрала искусство.

А вот эпизод, где Офелия сходит с ума, малоопытной актрисе совсем не давался. Тогда режиссер поставил максимально простую задачу: сорвать с себя кружевной воротничок. Однако страшное волнение помешало Анастасии сделать и это.

Вертинской было на тот момент всего 18 лет, и это, конечно, невероятно сложная роль для артистки такого возраста. Поэтому как-то сложно все шло во время съемок.
Сергей Лаврентьев
кинокритик, киновед

Никакие режиссерские уловки не помогали, как вдруг на выручку команде пришла музыка Дмитрия Шостаковича, которая создавалась специально для этой сцены. Как только режиссер включил запись, Вертинская поймала нужную эмоцию, и ей хватило одного дубля.